Допрос во дворце Ирода Великого

Ершалаимские главы более чем московские помогают понять и осмыслить основную идею романа. Особенно четко она прослеживается во второй главе, в сцене допроса нищего бродячего философа прокуратором Иудеи Понтием Пилатом.